"Боевая механика" Алексея Кадочникова

 

Сегодня многие пытаются обезопасить себя, покупая оружие и кладя в машину бейсбольную биту. Алексей Кадочников, создатель уникального способа выживания, давший второе рождение русскому боевому искусству, обходится без вооружения. Что только не пишут о нем, какие легенды не сочиняют!  Год назад Алексей Алексеевич должен был приехать в Курск, чтобы провести семинар для местных спецслужб и показать мастерство всем желающим. Но вначале приболел, а потом, видимо, планы поменялись.

Голыми руками против автомата

«Стиль Кадочникова» – это что-то! Очевидцев, знающих толк в самбо и дзюдо, потрясло увиденное: мастер голыми руками легко и непринужденно разбрасывал в стороны здоровенных десантников, вооруженных штык-ножами, палками, саперными лопатками. Крепкий плечистый солдат бьет Кадочникова в грудь автоматом. Мгновение и... оружие вылетает из рук, а парень валится на пол. Потом на Алексея Алексеевича нападают еще шестеро. И опять он – победитель. Никакой мистики – просто знает секреты боевого наследия наших предков.
Истоки рукопашного русского искусства – еще в Древней Руси. Известно, что Константинополь ходили брать дружиной в 800 человек. Дмитрий Донской на Куликовом поле победил монголотатар, имевших 20-кратный перевес. Возрождение боевого искусства начала Великая Отечественная. Используя «русский стиль», наши воины побеждали в безвыходных ситуациях. В 1945 году 10 десантников во главе с капитаном 2-го ранга Леоновым взяли в плен 6 тысяч воинов квантунской армии.

– Как назвать то, чем вы владеете? Особый талант или...
– Не знаю. Я чудом спасен в детстве во время фашистской бомбежки. Видно, богу было угодно, чтобы остался жив. Все в жизни вело к тому, чтобы я начал заниматься разработкой техники русбоя. По юности увлекался разными единоборствами, знаю их специфику. Преподавал в вузе, организовал для студентов подпольную тренировку. Учил их, сам учился, за что поначалу получил выговор.
– А как близкие воспринимали ваши занятия?
– Жена сперва говорила: чем бы дитя ни тешилось... Не воспринимала всерьез. Сейчас гордится, чем мы с сыном Аркадием занимаемся. Надеюсь, внук продолжит наше дело.
– Кое-где появляются «группы Кадочникова», отношения к вам не имеющие…
– До смешного доходит. Попал мой ученик в небольшой приморский городок, видит объявления – набор в секцию по «стилю Кадочникова». Пошел к тренеру, спрашивает: «А ты Алексеича когда-нибудь видел?» – «Да», – отвечает тот. «Ну, и какой он из себя?» «Огромный, – говорит, – метра два росту будет».
– А какой у вас рост?
– Метр семьдесят два.
– Пишут, вы выбиваете оружие двумя пальцами. Один известный борец сказал: «Не верю в то, что дается без пота».
– Так ведь пот – от неумения, от лишнего напряжения. Не только двумя, и одним пальцем выбью...<<

Сон в снегу и клизма пистолетом.

Весь мир знает Кадочникова как основателя русского рукопашного боя. Через его руки проходят самые квалифицированные сотрудники спецназа. Кадочников родился в семье военного летчика. От отца и деда – георгиевского кавалера – получил первые рукопашные навыки. В Ейском авиационно-техническом училище был курсантом спецгруппы, приписан к военной разведке. С 1982 года – в Краснодарском ракетном училище на кафедре прикладной механики, где занялся возрождением русбоя, «боевой механики Кадочникова».

В лаборатории разные приспособления – от блока для передвижения по проводам, шипов против живой силы и колесной техники до печки из консервной банки, обеспечивающей горячим питанием бойца в засаде. Алексей Алексеевич – спокойный подтянутый седовласый человек. Совсем не богатырь и на бойца не похож. На первый взгляд, говорит фантастические вещи: «Наши люди могут пить болотную воду, и спать в снегу. Любой поставит товарищу клизму стволом пистолета, замаскируется так, что только с собаками отыщешь. Соберут рацию из подручных материалов, остановят кровотечение без медикаментов, зашьют на себе раны, не пользуясь наркозом...»

А еще могут мизинцем повергнуть противника, простой ниткой завязать ему глаза. Увернутся от пуль, ударом ножа остановят кровотечение, прикосновением обычной иголки возвратят человеку сознание. Им нипочем укусы ядовитых змей! Из болотной воды сделают спирт, а из солнечной энергии извлекут электричество... По компасу определят время, по часам – стороны света. Справятся с любым противником независимо от численности и вооружения.

Рукопашная без разминки

Вот как описал знакомство с подопечными Кадочникова мастер, 15 лет изучавший карате, джиу-джитсу и айкидо: «В зале все не по правилам. Не маты, а голый паркет. Не спортсмены в кимоно, а курсанты в форме. Нет разминки. «А в реальном бою перед рукопашной тоже будете разминаться?» – подняли меня на смех.

Никакого боя я не увидел. Ни скорости, ни удара, ни атаки – какое-то неторопливое, почти сонное пихание... время от времени кто-то падает. Словно надергали ребята приемы из разных видов борьбы, а закрепить не сумели. Не могу определить основные стойки в этой борьбе – все по-разному. «У нас не Восток – босиком и в кальсонах засмеют, и ноги отморозишь, – поясняет Кадочников (для своих – «дед»). – Действуй в повседневной одежде – как в жизни. Раньше в каждой деревне свой мастер был. А уж в монастырях-то! Вспомните Пересвета. Или казаки – те же профессиональные воины, не хуже самураев, которых мы, кстати, били неоднократно – по-своему, по-русски».

В ответ на удар курсанта Кадочников лишь смещает центр тяжести на одну ногу и поворачивает корпус. Грудь уклоняется всего на дюйм, ладонь касается кулака противника, локоть толкает в бицепс. Что он делает ногами, не разглядеть. Кажется, только приставил ее к стопе курсанта – без подножек и подсечек – и парень опрокинулся.

Я полез драться. «У вас, спортсменов, одна ошибка, – усмехнулся соперник. – Не бьете, а обозначаете. Зачем мне защищаться, если непосредственной опасности нет? Силы экономить надо». Я развернулся, вклеив от души круговой удар «маваши-гери». И, наверное, снес бы ему голову, если бы… попал. Он лениво уклонился и слегка толкнул ногой в опорное колено. Мышцы разом отказались мне служить. Развернулся для новой атаки – и получил обидный тычок раскрытой ладонью в нос. Делаю «гъяку-тзуки» – каратешный прямой удар в корпус. Жесткого блока и болевого приема нет – но моя рука не попала в цель. Зато курсант остановил ладонь у самого носа. «Ударить можно кулаком, запястьем, локтем, – он показал все это. – Так быстрее». Я бесчувственно констатировал приключения моего тела в умелых руках.

Рукопашники Кадочникова большую часть времени расслаблены, а когда действуют, вкладывают не более четверти сил – показали исследования в местном инфизкульте – но способны продолжать бой столько, сколько нужно. «Шаблона, стереотипа нет. Ведь ежесекундно все меняется, – говорит Кадочников. – Тело человека – механическая конструкция с 256 степенями свободы. Мы специально используем боевое оружие – макет не дает точных ощущений. Имитация – как доска, лежащая на земле: пройти легко, а подними ее на высоту пятого этажа...»

 Тарелка и связка ключей – оружие

«Сколько противников вы сможете одолеть, если накинутся сразу?» «Дед» с полуфразы идет сквозь пятерых курсантов, ловко используя тесноту пространства, заставляя их мешать друг другу, и быстро вяжет пятерку в узелок. Ребята с трудом расплетали перекрученные руки-ноги. «А в полной темноте можете биться?» – «И с пораженными глазами, и в дыму. Почему нет? Стреляем же не целясь. И попадаем!»

На ум приходит повесть «В августе 44-го», СМЕРШ, «качание маятника» и прочие будни контрразведки. «Богомолов писал для красоты, – отмахивается Кадочников. – В реальных обстоятельствах незачем устраивать столько шума и беготни». Система Кадочникова – выживание. Не переть грудью на пулемет, а использовать все возможности, чтобы уцелеть, – не стыдиться ползать на брюхе и на карачках ходить, когда нужно. Хотя берут и грабителя в автомобиле, и вооруженного бандита на балконе 7-го этажа – ситуации ведь разные.

Старший лейтенант Ханов на учениях попал со взводом в песчаную бурю. 10 дней прошло, искать перестали. А он всех людей вывел. Воду нашел, от жары уберег, сайгака в пищу забил и на местности сориентировался. Или случай в горах: снежные заносы, пробки на дорогах, не разъехаться. Курсанты организовали связь флажным семафором и быстро развели машины. А учили знаки семафора лишь 3 часа, пока ехали в горы. Там, кстати, спали в снегу – ни обмороженных, ни простудившихся.

Кадочников выходил из ситуации, когда два «противника» прижали к стене, приставив вплотную ножи к горлу. Миг – ножи вылетают вверх, «обидчики» крестом валятся под ноги. «Однажды в Краснодаре работал с группой КГБ для захвата угонщиков самолетов. Предложили соревнование: «комитетчики» в роли террористов, а мои ребята их обезвреживают. Подозреваю, кто-то думал осмеять нас. И хотя не все наши условия выполнили, «воздушные пираты» даже пистолеты не успели достать».

«Связка ключей – кастет, а козырек фуражки рубит не хуже топора. Все, что на столе лежит, – тарелка, стакан, спичечный коробок, пепельница – это оружие. Конечно, если плашмя подставить тарелку под удар штыка или ствола, она рассыплется. Но если ребром или под острым углом скользнуть по оружию, сработает не хуже ножа, и отведет удар. Без труда и связать человека стулом?» Показывает: ножки стула как бы обнимают противника, и прижатые к телу локти не позволяют сопротивляться. «Но рукопашный бой – лишь часть системы, и не самая главная, – убежден Кадочников. – Важно выстоять в схватке, справиться с голодом и болезнями, уцелеть среди диких зверей, найти дорогу и донести раненого живым... Только живыми мы можем наносить урон врагу».

Степан КОРОЛЁВ

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru