РУССКИЙ СТИЛЬ Алексея Кадочникова

 

«Дед» Так его с глубоким уважением и любовью называют многие ученики рукопашного боя. Алексей Кадочников – живая легенда Русской Победы. Я его увидел впервые в середине восьмидесятых годов на сцене Центрального дома литераторов в Москве, где он со своими учениками провел потрясающее показательное выступление. В зале сидели кадровые военные и курсанты пограничного училища, на сцене вихрем летали автоматы, саперные лопаты, штык-ножи и шашки.

Кадочникова атаковали со всех сторон сразу несколько бойцов и, всех он легко валил, отнимая оружие голыми руками. Курсанты рядом недоверчиво шептали: «цирк, клоуны… они все заранее договорились и поддаются ему»… Какие же были у них растерянные лица, когда сами поднялись на сцену и бросились с оружием на Алексеевича.

Его-то ученики умели правильно падать и кувыркаться, чтобы ослабить удар, а курсанты-скептики летали и грохались на доски сцены, как мешки с картошкой. А ведь это были уже получившие стандартную боевую подготовку старшекурсники, почти офицеры пограничных войск. Видимо с той поры именно пограничники стали самыми верными учениками русского стиля боевых искусств cтиля Алексея Кадочникова.

Его основная и святая для нашей Родины заслуга, что в период самой оголтелой пропаганды и внедрения восточных единоборств, Кадочников убедительно и мощно доказал, что наши предки имели куда более грозное оружие, он поднял этот русский бой на небывалую высоту и, обучил ему тысячи воинов. Свидетельство тому многие благодарные письма от офицеров и солдат, которые прошли ад Афганистана, «горячие точки», Чечню, а выжили благодаря своему учителю.

Один эпизод из первой чеченской войны… был окружен дом, у наших солдат кончились патроны… Офицер дал короткую тренировку своим ребятам и, они разом выпрыгнули из окон со штык-ножами на головы отборных дудаевцев, вырезали бандитов и прорвались, не понеся потерь. А если бы все воины в той войне владели этим искусством побеждать?!

Отчаянно дрались казаки-терцы, их боевое умение, перемещение под пулеметами «крокодилом», приводило в панику «волков». Казачий «счет» в Приднестровье – 1:26; за одного убитого казака ложились в землю 26 противников. Что стоил один только «Цыган», который вычислял снайпера «на живца»; надевал легкий бронежилет по одежду, провоцировал их на выстрел, в совершенстве владел рукопашным боем, «чуял» пулю, уходил от нее и притворялся мертвым. Потом лежал неподвижно, в ожидании снайпера, когда приползет за его документами. Румыны оценили казачье удостоверение в 8 тысяч долларов... и снайпера приползали...

Здесь следует особо обратить внимание, что стиль Кадочникова – боевое оружие, что нельзя устраивать соревнований по русскому рукопашному бою, что это не спорт, а взрыв ума и силы на грани жизни и смерти. Это очень серьезное духовное и физическое оружие. С обязательной победой! Оно молитвенно глубоко и уходит корнями в века и века боевого прошлого нашего Отечества. Ни один народ мира столько не воевал, сколько пришлось на долю нашим предкам. Рукопашный бой оттачивался тысячелетиями, в битвах с захватчиками святоотеческих пространств, кои пытались посягнуть на них и удобряли русскую землю своей жадной плотью.

Это оружие хранится в каждом из нас, как клинок в ножнах, оно тонко запеленовано до поры родовой памятью, умением пращуров стоять насмерть «за други своя», за землю родимую. Оно смертельно опасно, и прав Кадочников, говоря, что для спорта и показухи оно не годится, ибо лезвие этого клинка так отточено в подсознании нашем, что может невольно поразить противника даже на тренировках.

Известный писатель-фронтовик Дмитрий Жуков, рассказывал мне страшную историю, я приведу ее как пример. После войны в Одесском военном округе проводились масштабные учения с выбросом из самолетов огромного десанта. Среди военнослужащих были еще фронтовики… И когда условные противники сошлись в рукопашной схватке, погибло более сотни человек, они порубили друг друга саперными лопатками. Об этой грани и предостерегает Кадочников. Нельзя играть в войну шутейно. Надо уметь воевать, знать противника, в мгновение вычислить его и победить. Только победа, ибо впереди еще выполнение основной боевой задачи, а ее не выполнить нельзя.

Судьбе было угодно еще раз свести нас с Алексеем Алексеевичем в середине девяностых годов в станице Азовской, на Кубани, где Кадочников тренировал учеников школы академика Щетинина. В то время вышел в свет мой новый роман «Княжий остров» и, выше многих похвал, стали его слова, что этим романом он награждает своих лучших учеников перед строем…

Случай с поимкой пули не вымысел, а живой факт семилетней давности, когда один их нынешних «характерников» демонстрировал это в тире МВД. Меня очень позабавило, когда представил, как это сделают хваленые «восточники» или дутые американские киносупермены. Кстати, о боевиках. После трагедии 11 сентября, Америку накрыла еще более страшная духовная трагедия. Поднимая каждое утро на своих ранчо звездно-полосатый флаг, они свято верили, что Шварценегер и Сталоне – крутые и бесстрашные парни, символы Америки, национальные герои. А когда те испугались летать на самолетах, это всех повергло в шок. У кичливых американов рухнули в душах столпы национального духа, а это пострашнее падения башен и принесет неисчислимый в долларах урон...

Наши национальные герои-самородки: Калашников, Кадочников, тренер прославленных хоккеистов Тихонов… Обратите внимание, ведь они похожи физически друг на друга, как родные братья. Что это? Это могучее родовое древо, питаемые соками пращуров и их необоримым Духом. Кстати, Калашников сказал так: «Я сделал железку, а Кадочников вдохнул в автомат душу». И ведь действительно так, автомат Калашникова в руках Алексеича на тренировках становится одухотворенным, живым.

И вот что интересно, я много раз бывал на семинарах Кадочникова, снял много видеофильмов, и все время поражался его молодости, энергии, он в схватках кажется моложе всех, стремительнее всех, – неотразим и непобедим. Это воин милостью Божьей, послан нам в науку и умение, сражаться в самых безвыходных ситуациях.

Упомянул я «Казачий Спас» не случайно, эта тайная и могучая боевая школа передавалась только от деда – внуку, ребятишки готовились к посвящению с раннего детства и, не все были способны воспринять эту силу. Отбирали самых смышленых, у кого мысль работала быстрее света…

По многим источникам с Дона, Кубани и Терека, где я собирал материалы для своих книг, «характерниками» были почти все Георгиевские кавалеры, имевшие полный бант крестов. Чапаев под тремя немецкими пулеметами плясал «Барыню» на бруствере окопа, чуя свои пули и уклоняясь от них. «Спасом» владел Думенко, 25-летний казачий полковник Васищев. У меня есть аудиозаписи рассказов стариков-очевидцев взятия Васищевым станицы Наурской в начале двадцатых годов. Когда он на площади спрыгнул с коня при большом стечении народа, расстегнул пояс и встряхнулся, под ноги градом осыпались пули, а вся черкеска была в дырах от них…

Дед Алексея Кадочникова – полный Георгиевский кавалер, родом из уральских казаков. Он передал рукопашную науку своему сыну Алексею и внуку Алексею. Сам дед ремонтировал и делал самолеты, сын и сноха – летчики, имеет за спиной летную школу и внук – Алексей Алексеевич Кадочников. Его отец во время войны уложил в рукопашной схватке под Одессой сразу пятерых немцев. Так что основная боевая школа Алексея Кадочникова – Родовая. Он так ее смог развернуть и усовершенствовать, так поднять, такой радостью заразить народ России, что у нас все есть свое, более мощное и непобедимое боевое учение.

Ведь не зря же японцы с десяток лет назад предлагали Кадочникову полтора миллиона долларов только за то, чтобы снять на видеокамеры все, что он умеет делать. «Дед» вежливо им отказал.  У него, растет внук – Алексей. Но не только ему он передаст свою гениальную школу. Он стал родным Дедом для тысяч спецназовцев, пограничников, сотрудников ГРУ, ФСБ, МВД и несть числа его благодарным внукам, стерегущим Отечество от врагов и бандитов.

Дед поднял знамя Русского Духа из мерзости и грязи оголтелой «перестройки», когда разваливали армию и поливали офицеров помоями, он свято верил и верит, что наш воин – непобедим, надо только уметь воевать, маскироваться, метко стрелять, видеть мины под ногами и в прицеле – врага… А уж когда дойдет дело до рукопашки – надо уметь управлять временем и пространством, как это лихо умели Георгиевские кавалеры…

Надо быть бдительными и держать порох сухим…
А потому надо учиться воевать у Кадочникова: стремительно, дерзко, ловко, по-боевому жестко, на последней грани, чтобы выжить самому и Победить! Низкий поклон ему от всего нашего народа, от всей России, чьих сынов он своими трудами спасал и спасет.

Юрий Сергеев

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru